Не пишите в комментарии и отзывы всякую рекламу, она не появится,так как они модерируются.

Добавлен материал про военный музей в Фантьеье 5.11.19

Холмогоры

ХолмогорыХолмогоры-село на Северной Двине, недалеко от Архангельска,как следует из интернета.Известно тем, что недалеко от этого села родился Ломоносов.И не привлекло бы оно мое внимание, если бы не архивная справка из ФСБ по делу брата моего деда Горчакова Ивана Николаевича, который сто лет тому назад оказался контрреволюционером и должен был быть сосланным на два года в эти самые Холмогоры.Однако подробности всей этой истории скрыты в архиве ФСБ Смоленской области в архивном уголовном деле номер 4017-С, с материалами которого меня отказываются ознакомить под предлогом, что я не доказал свое родство с ним.Что известно о Холмогорах того времени? В 1920 году в Холмогорах был организован советский концентрационный лагерь, размещавшийся в зданиях Успенского монастыря.Первоначально ( до 1920 года) собственно лагеря в Холмогорах не существовало, но формально он фигурировал в документах.Фактически заключенных, направленных в Холмогоры, уничтожали либо по пути следования этапа, либо на месте.Считается, что в период до 1920 года в Холмогорах было казнено несколько тысяч человек. С августа 1918 года по февраль 1920 года на Архангельском Севере хозяйничали интервенты и белогвардейцы. Так что и не известно теперь, то ли брат деда погиб в московской тюрьме,куда его направили из Гжатска ввиду переполненности местной тюрьмы, то ли, как сказано здесь, в Холмогорах.Два года превратились в вечность.

А вот и копия статьи

Острейшим в то время в стране был вопрос о хлебе. Эта труднейшая для решения проблема, задача из задач, постоянно была в фокусе внимания центральных и всех без исключения региональных властей на протяжении всего 1918 года (и позднее, разумеется, не сходила с повестки дня). Тема пресечения спекуляции хлебом и хлебными продуктами неоднократно выносилась на рассмотрение исполнительных органов разных уровней. Население Смоленской губернии и уездов, граничивших с Московской губернией (в частности, Гжатского уезда), отказывалось добровольно уступать продовольственным отделам свой хлеб по твёрдой цене, поскольку при монопольной государственной торговле твёрдые цены на хлеб были существенно и намерено занижены. Вследствие этого его излишки и другой продукт, после снятия декретных ограничений на въезд в Гжатск и выезд из города, население от безысходности и отсутствия других приемлемых вариантов стремилось вывезти в Москву, где стоимость хлеба была существенно выше. Крестьяне в принципе соглашались продавать хлеб на месте по установленной государством фиксированной цене, однако исключительно при условии и только лишь в том случае, если представители власти брались доставить мануфактуру и всё необходимое сельскому труженику, но – тоже по твёрдой цене, поскольку в Смоленской губернии цены на мануфактуру и другие предметы домашнего обихода были очень высокими. Чудом сохранился список граждан, арестованных Гжатской ЧК по состоянию на сентябрь 1918 года. Этот список, полностью расшифрованный, восстановленный и существенно переработанный, помещается ниже в виде таблицы – давать его в оригинале, как он изначально подготовлен чекистами в «Схеме месячной отчетности Гжатской чрезвычайной комиссии по борьбе с контр-революцией, спекуляцией и преступлением по должности», нет никакого смысла, поскольку читателю будет тяжело сходу разобраться в логическом построении данного чекистского документа и ещё труднее будет сделать его исследовательский анализ. Крайней левой колонки в чекистской схеме месячной отчётности нет. Названия двух основных колонок заимствованы из самой схемы. Однако таблица специально переделана таким образом, чтобы в первую очередь были показаны и видны санкции и наказания, применённые к арестованным – в отправном документе, который, вероятнее всего, строился, за малым исключением, по хронологическому принципу (это всего лишь наше предположение), никакая стройная и последовательная система не просматривается совсем. В отличие от исходного документа, в колонке с персональными данными арестованных на первое место вынесена фамилия (по возможности, для наглядности – в алфавитном порядке), на второе – имя (в исходнике – наоборот). Все сокращённые слова раскрыты полностью и приведены в современной орфографии. Список граждан, арестованных Гжатской ЧК (по состоянию на сентябрь 1918 года) «Фамилия, Имя и Отчество арестованных» «Общее положение арестованных и где они находятся в настоящее время» 1 Баженов Василий взамен белого террора взяты как заложники и отправлены в распоряжение Чрезвычайной комиссии Западной области 2 Баженов Иван 3 Власов Владимир 4 Власов Иван 5 Власов Николай 6 Власов Сергей 7 Глушков Георгий 8 Глушков Сергей 9 Глушков Фёдор 10 Дружинин Гавриил 11 Елкин Григорий 12 Елкин Пётр 13 Ильичев Василий 14 Ильичев Дмитрий 15 Клитин Николай 16 Кононов Владимир 17 Никульников Евгений 18 Пастухов Иван 19 Пастухов Павел 20 Плескачевский Алексей 21 Соколов 22 Федотов Иван 23 Феофанов Александр 24 Феофанов Алексей 25 Чугунов Евгений 26 Чугунов Иван 27 Шапошников Николай 28 Шапошников Николай К. 29 Шапошников Сергей 30 Шифрин Мовша 31 священник Белявский отправлен в распоряжение Смоленской чрезвычайной комиссии 32 Шапошников Николай в распоряжении губернской чрезвычайной комиссии 33 Баженов Иван высланы из пределов Смоленской и Московской губерний 34 Зензевеев Иван 35 Кононов Михаил 36 Феофанов Иван 37 Жаворонкин Михаил выслан из пределов Смоленской и Московской губерний 38 Васильев Семён выслан из пределов Смоленской губернии 39 Гальцов Алексей выслан из пределов Смоленской губернии 40 Койло Иван выслан из пределов Смоленской губернии 41 Будаговский Болеслав Францевич высланы из Гжатского уезда 42 Будаговский Владислав Францевич 43 Будаговская Ульяна 44 Ведлер Яков выслан из Гжатского уезда 45 Кувшинов Иван выслан из Гжатского уезда 46 Кутузов Георгий выслан из Гжатского уезда 47 Горчаков Иван в Московской тюрьме на 1 год 48 Кажохин Иван в Московской тюрьме 49 Комаров Василий в Московской тюрьме 50 Быков Ульян в Смоленской тюрьме 51 Пашинский Анатолий 52 Пашинский Александр в Смоленской тюрьме 53 Болхов Алексей в Гжатской тюрьме 54 Самсонова Прасковья 55 Вишневский Максим в Гжатской тюрьме 56 Воробьёв Семён в Гжатской тюрьме 57 Качалов Илья в Гжатской тюрьме 58 Петухов Николай в Гжатской тюрьме 59 Фленин Сергей в Гжатской тюрьме 60 Алфёров Алексей оштрафован 61 Антонов Павел оштрафован 62 Байков Иван оштрафован 63 Бирюков Евс(т)игней оштрафован 64 Васильев Иван оштрафован 65 Глушков Василий оштрафован 66 Ефремов Николай оштрафован 67 Калугин Александр оштрафованы 68 Калугин Фёдор 69 Кендыш Мартын оштрафован 70 Ковалёв Василий оштрафован 71 Максимова Федосья оштрафована 72 Михайлов Василий оштрафован 73 Николаев Иван оштрафован 74 Осипцов Фёдор оштрафован 75 Попов Николай оштрафован 76 Прусаков Фёдор оштрафован 77 Сарапаев Павел оштрафован 78 Семёнов Иван оштрафован 79 Сироткин Гавриил оштрафован 80 Фомичева Мария оштрафована 81 Черевяков Пётр оштрафован 82 Чистов Иван оштрафован 83 Шилкин Пётр оштрафован 84 Яковлев Тимофей оштрафован Тщательное и всестороннее исследование списка лиц, арестованных Гжатской ЧК по состоянию на сентябрь 1918 года, показало, что многие из тех граждан, фамилии которых значатся в документе, арестованы и (или) осуждены вовсе не в сентябре, а значительно раньше, ещё до официального объявления в стране «первого террора»: А.В. Алфёров, Е.С. Бирюков, У.Д. Быков, С. Васильев, М.К. Вишневский, С.И. Воробьёв (Воронков, Воронов), А.А. Га(о)льцов, И.Н. Горчаков, И.Л. Кажохин, А. Калугин, Ф. Калугин, И. Качалов, М.Ф. Кендыш, В.М. Ковалёв, И.И. Койлов (Койло), Г.А. Кутузов, Максимова, И.Н. Николаев, А.Ф. Пашинский, Н.В. Петухов, Ф.А. Прусаков, Г.А. Сироткин, С.П. Фленин, П.Н. Черевяков, П. Шилкин, Т. Яковлев. Крайние даты арестов и задержаний (если человек подвергался таковым), предъявления политических обвинений и осуждения указанных граждан – 02 июня – 29 августа 1918 года. Остальные персоналии, фигурирующие в приведённом списке, действительно были подвергнуты преследованиям со стороны сотрудников Гжатской ЧК в сентябре 1918 года (строго говоря, не все эти лица осуждены по политическим основаниям). Возможно, путаница, вкравшаяся в «Схему месячной отчетности Гжатской чрезвычайной комиссии по борьбе с контр-революцией, спекуляцией и преступлением по должности», объясняется тем, что именно таков был порядок составления итоговых и отчётных документов, в которых фактические и сопутствующие им статистические сведения сводились и представлялись с нарастающим итогом. К подобному выводу приводит логика исследователя. Однако говорить утвердительно и окончательно об этом преждевременно – в нашем распоряжении нет сведений о содержательной стороне внутренних нормативных актов ВЧК и Смоленской губернской ЧК, куда, наряду с другими московскими и смоленскими инстанциями, поступала отчётная документация с мест.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить