Не пишите в комментарии и отзывы всякую рекламу, она не появится,так как они модерируются.

Добавлен материал Холмогоры про концлагерь 1918 года 10.03.19

Иван Николаевич Горчаков

Несколько раз писал я про брата моего дедушки-Ивана Николаевича Горчакова, поскольку из троих братьев Горчаковых-Якова, Дмитрия и Ивана-он был самым младшим и с самой печальной судьбой. Судя по материалам дела,в котором в качестве обвинения приложен его дневник,он был наиболее одаренным сыном в семье Горчаковых-даже писал стихи и пьесы.И это в глубинке Смоленской области, в маленькой деревеньке Ярыжки, в которой и школы то не было.На его несчастье его молодость пришлась на время революции и молодая горячая душа рванулась за справедливостью в горнило революции и погибла при странных обстоятельствах.Судя по приложенным постановлениям он просто исчез между Гжатской и Московской тюрьмами.Где-то пристрелили его без приговора и следствия, просто под руку попался горячий деревенский парень.

дело контрреволюционера

дело контрреволюционерадело контрреволюционерадело контрреволюционерадело контрреволюционерадело контрреволюционера

Еще о Прилежаевой

Еще немного о моей руководительнице Прилежаевой Наталье Александровне.Людей, которые ее знали непосредственно близко, практически не осталось.Я познакомился с ней, когда ей было уже 60 лет и не входил в круг ее близких знакомых. Поэтому единственным источником воспоминаний о ее личной жизни в Томске служат неопубликованные рукописи Кудрявцевой. Вот из них я и выбрал то, что касается непосредственно Прилежаевой.

Три брата Горчаковы

Жили в Клушино-Воробьевской волости,деревне Ярыжки крестьянин Николай Николаев и законная жена его Евдокия Яковлева.( У них в качестве фамилий указаны имена отцов, так как до 1880 года у крестьян фамилий не было). В метрической книге церкви села Клушино Гжатского уезда записаны их дети-первым родился мой дедушка-Иаков 10 октября 1889 года,интересно, что фамилия ребенка-Горчаков- вписана карандашом 15.10.1949. Вторым родился Димитрий 18 октября 1892 года и последним родился Иоанн 10 июня 1899 года ( все по старому стилю). Т.е. самым старшим в семье был Яков.Метрические книги сохранились в документах Смоленской духовной консистории.И это все, что мы знаем про этих братьев.Однако отсюда понятно, почему моему деду дали имя Яков- в честь отца Евдокии, а Дмитрий,женившись и обзаведясь 7 детьми, дал самой младшей из своих дочерей имя Евдокия- в честь своей матери.Жили они все вместе в отцовском доме в деревне Ярыжки, а потом разъехались кто куда.Яков переехал в Гжатск, Дмитрий, оставив свою жену воспитывать детей в Ярыжках, уехал работать на железную дорогу в Вязьму и домой появлялся редко,поэтому и на единственной фотографии его нет, а Иван был арестован в 1918 году и пропал либо при переезде из гжатской тюрьмы в московскую или в самой московской тюрьме.Вот так справки из государственного архива смоленской области помогли немного узнать о моих прямых родственниках.

метрические книги

метрические книгиметрические книгиметрические книгиметрические книгиметрические книгиметрические книги

Семья Овчаренко,Краснодар

Семейство Овчаренко проживало в Краснодаре и было очень большим,затем после войны они разъехались по разным городам, но в Краснодаре часть из них осталась и живут до сих пор даже в том доме, который был общим родовым местом. Сохранилось несколько старых фотографий, которые на этом сайте уже демонстрировались.Однако есть фотография 1939 года, на которой из родственников я узнал только троих-1- это моя мать, 2-это Леонид Овчаренко, который потом переехала в Тбилиси, и 3- это Григорий Овчаренко.Остальные люди мне неизвестны, хотя наверняка приходятся нам родственниками.

Как хороши,как свежи были розы

Иван Куприн

Где-то, когда-то, давно-давно тому назад, я прочел одно стихотворение. Оно скоро позабылось мною… но первый стих остался у меня в памяти: Как хороши, как свежи были розы… Теперь зима; мороз запушил стекла окон; в темной комнате горит одна свеча. Я сижу, забившись в угол; а в голове всё звенит да звенит: Как хороши, как свежи были розы… И вижу я себя перед низким окном загородного русского дома. Летний вечер тихо тает и переходит в ночь, в теплом воздухе пахнет резедой и липой; а на окне, опершись на выпрямленную руку и склонив голову к плечу, сидит девушка — и безмолвно и пристально смотрит на небо, как бы выжидая появления первых звезд. Как простодушно-вдохновенны задумчивые глаза, как трогательно-невинны раскрытые, вопрошающие губы, как ровно дышит еще не вполне расцветшая, еще ничем не взволнованная грудь, как чист и нежен облик юного лица! Я не дерзаю заговорить с нею — но как она мне дорога, как бьется мое сердце! Как хороши, как свежи были розы… А в комнате всё темней да темней… Нагоревшая свеча трещит, беглые тени колеблются на низком потолке, мороз скрыпит и злится за стеною — и чудится скучный, старческий шёпот… Как хороши, как свежи были розы… Встают передо мною другие образы… Слышится веселый шум семейной деревенской жизни. Две русые головки, прислонясь друг к дружке, бойко смотрят на меня своими светлыми глазками, алые щеки трепещут сдержанным смехом, руки ласково сплелись, вперебивку звучат молодые, добрые голоса; а немного подальше, в глубине уютной комнаты, другие, тоже молодые руки бегают, путаясь пальцами, по клавишам старенького пианино — и ланнеровский вальс не может заглушить воркотню патриархального самовара… Как хороши, как свежи были розы… Свеча меркнет и гаснет… Кто это кашляет там так хрипло и глухо? Свернувшись в калачик, жмется и вздрагивает у ног моих старый пес, мой единственный товарищ… Мне холодно… Я зябну… И все они умерли… умерли… Как хороши, как свежи были розы…

Как хороши,как свежи были розы

Как хороши,как свежи были розы
О чем это я? В первую субботу февраля мы традиционно как в кино "С легким паром" раз в пять лет встречаемся у дверей нашей школы N 26 в Тюмени на вечер встречи. И так было 50 лет подряд,т.е. 10 раз мы встречались со своими школьными товарищами и учителями, чтобы посмотреть друг на друга. Теперь не осталось ни одного учителя, да и из учеников, почитай, половины тоже нет на этом свете. Поэтому реальной встречи не было, а впервые она была виртуальной по телефону.На этот раз смогли пообщаться Артамонов,Бизина, Вшивцева, Горбунов, Горчаков, Драгожилов,Хмелев-великолепная семерка-это все, что осталось от трех одиннадцатых классов выпуска 1964 года. С каждым из них я поговорил по телефону и посетовал на то, что они не захотели собраться и нарушили нашу давнюю традицию.